Сайт об оружии и стрелковом спорте
Пожалуйста, авторизуйтесь

Рождение легенды: винтовка СВД

В этом году вся оружейная общественность отметила знаменательную дату — 95 летие со дня рождения выдающегося отечественного конструктора стрелкового оружия — Евгения Фёдоровича Драгунова. Главным делом жизни Евгения Фёдоровича, потребовавшим невероятного напряжения на протяжении нескольких лет не только в творческом, но и в физическом плане, по его собственному признанию стало создание самозарядной снайперской винтовки СВД.

Приступая к разработке перспективной винтовки руководство «Ижмаша» неспроста назначило Драгунова руководителем творческой группы, ведь он уже был зрелым конструктором, имел немалый опыт разработки целевого оружия и даже удостоился правительственной награды (орден «Знак Почёта») за его создание. В этом номере журнала мы начинаем публикацию цикла статей, призванных осветить историю создания самой легендарной снайперской винтовки ХХ-го века и поныне стоящей на страже Отечества.

 

Евгений Фёдорович Драгунов

 

Профессия конструктора-оружейника неблагодарна по своей природе: ведь в этой сфере творческой деятельности в отличие, например, от спорта даже второе место равноценно полному поражению — на «пьедестале почёта» только одна ступень и второму там нет места. Так что любая опытно-конструкторская работа — это не только экзамен на профессиональную состоятельность, но и проба меры таланта конструктора. 

То, что «серебряных» и «бронзовых» медалей в оружейных ОКР не бывает, видимо, накладывает на характер конструкторов-оружейников свой отпечаток. Большинство из них чрезвычайно замкнуты, немногословны, обладают «диктаторскими замашками» и несколько далеки от обычных житейских радостей и человеческих слабостей. Личность Е.Ф. Драгунова вписывается в этот стереотип с точностью «до наоборот» — коммуникабелен, словоохотлив (прекрасный рассказчик), доброжелателен не только с коллегами, но и с конкурентами, напрочь лишён чванства и хамства, жизнелюб и душа любой компании, не чуждый простым человеческим слабостям.

Наверно Евгению Фёдоровичу повезло, когда в 1958 г. был объявлен конкурс на создание армейской самозарядной снайперской винтовки, ведь у него был уже серьёзный опыт по разработке целевого спортивного оружия и армейской неавтоматической снайперской винтовки. Участвуй он в это время в конкурсе по созданию единого пулемёта, вся оружейная история видимо изменила бы свою траекторию. А так, обладая проверенными основополагающими принципами построения оружия для точной стрельбы, Драгунов оказался «в нужное время в нужном месте». Оставалось «всего ничего» — отработать автоматику и произвести компоновку образца. Вот тут и проявился в полной мере талант конструктора, представившего во многом революционный образец винтовки. Но победа пришла «не вдруг», основной конкурент оказался тоже «не лыком шит» и продвигал не менее новаторскую концепцию построения образца. Итак, по порядку. 

На вооружении РККА (впоследствии Советской Армии) с начала 30-х годов в качестве снайперской состояла 7,62-мм магазинная винтовка обр. 1891/30 гг. конструкции Мосина. Многократные попытки заменить её более эффективным автоматическим оружием долгое время были не очень удачными. Снайперские винтовки Симонова (1936-1938 гг.) и Токарева (1939-1942 гг.) не выдержали испытания временем, т.к. уступали магазинной винтовке не только по безотказности работы, но и по точностным характеристикам. Неудачны были попытки разработки снайперских винтовок и в первые послевоенные годы (самозарядная винтовка Симонова 1945 г. и самозарядная винтовка КБ-21946 г.). В начале 50-х годов (1949-1950 гг.) так же проверялась возможность использования 7,62-мм самозарядного карабина Симонова (СКС) в качестве снайперского. Однако в результате было установлено, что 7,62-мм патрон обр. 1943 г. не позволяет создать образец с требуемыми характеристиками рассеивания пуль. Вместе с тем, в условиях непростой международной обстановки, грозившей началом очередной мировой войны, этот вопрос был более чем актуален.

 

 

7,62-мм самозарядная снайперская винтовка образца 1891/30 гг.

7,62-мм самозарядная снайперская винтовка обр. 1891/30 гг.

 

7,62-мм самозарядная снайперская винтовка СВТ-40

7,62-мм самозарядная снайперская винтовка СВТ-40.

 

7,62-мм самозарядный снайперский карабин Симонова (СКС)

7,62-мм самозарядный снайперский карабин Симонова (СКС).

 

Удельный вес снайперского огня в составе подразделения не превышает и одного процента, а вот результативность обратно пропорциональна. Опыт Отечественной войны и проведённые в послевоенные показали, что в обороне роты-батальона из всего количества целей, поражённых стрелковым оружием, на долю снайперского огня приходится 60-80%. Да и в наступлении огневая поддержка снайперов, своевременно обнаруживающих и уничтожающих наиболее опасные цели, существенно снижает потери личного состава.

Именно поэтому в начале 1958 г. в недрах Главного артиллерийского управления Министерства обороны СССР (ГАУ МО) родились тактико-технические требования (ТТТ № 007596) к перспективной снайперской винтовке и оптическому прицелу к ней. Тут же началось развёртывание работ — 6 июня 1958 г. состоялось Постановление Совета министров СССР № 609-294, а 14 июня вышел приказ Госкомитета СМ СССР по оборонной технике за № 200, определившие круг участников. Разработка оптического прицела была возложена на завод № 69 имени Ленина новосибирского совнархоза, а оружия — на ковровское ОКБ-575, Ижевский машиностроительный завод (№ 74) и климовское ОКБ-180 при НИИ-61. Уже в начале 1959 г. все участники (ведущий конструктор завода № 69 А. И. Овчинников с документацией на прицелы ПСО и ПСО-1, главный конструктор проекта от ОКБ-575 А. С. Константинов с проектом винтовки 2Б-В-10, начальник сектора завода № 74 Е.Ф. Драгунов с проектом винтовки ССВ-58 и ведущий конструктор ОКБ-180 С. Г. Симонов с проектом винтовки СВС) были готовы к защите техпроектов.

Их защита, очень похожая на защиту дипломов выпускниками ВУЗа, успешно прошла в научно-техническом комитете ГАУ 6 апреля — все проекты были допущены к дальнейшему производству работ при условии учёта пожеланий и предложений комиссии. Концепции построения образцов каждым конструктором заказчику стали ясны. Пришло время воплощать идеи в металл. А эта задача оказалась не только непростой, а как показало время — не для всех выполнимой. Причиной этого стал общий ход развития оружейной науки. С принятием на вооружение калашниковского АКМ и постановкой его на производство взамен АК-47 существенно ужесточились требования к перспективным образцам по безотказности работы автоматики, ресурсу и технологичности производства. Да по простоте конструкции и удобству обслуживания «калаши» уже тогда стали тем критерием, который актуален и сегодня. Более «продвинутые» конструкторы Константинов и Драгунов, прекрасно понимая все достоинства и недостатки «калашниковской» конструкции, постарались отсеять всё мешающее достижению наилучших результатов и привнести в неё нечто своё, обязанное обеспечить достижение конечного результата. Третий участник конкурса — Симонов не смог оценить активно пробивающийся к абсолютному признанию принцип запирания канала ствола поворотным затвором упорно продвигая его перекос (уже отживший свой век) и в связи с этим занял положение потенциального аутсайдера ещё с этапа защиты техпроекта.

Все трое были солидарны только в трёх основополагающих принципах — точную и безотказную стрельбу способна обеспечить только винтовка с раздельной ложей (приклад и цевьё — отдельные детали), построенная на схеме работы автоматики с коротким ходом поршня, а ударно-спусковой механизм для обеспечения удобства техобслуживания должен быть агрегатно съёмным. Ещё одной характерной особенностью обеспечения точного выстрела не преминул воспользоваться ни один из конструкторов — баллистические исследования показывали, что наилучшие характеристики рассеивания пуль со свинцовым и стальным сердечниками без ущерба  ствола с шагом нарезов 320 мм против 240 мм для всех штатных систем под винтовочный патрон, в том числе и штатной снайперской «мосинки». 

 

 

Винтовка 2Б-В-10 конструкции Константинова

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова первой модификации.

 

Неполная разборка винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова

 

Неполная разборка винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова первой модификации.

 

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова первой модификации и её полная разборка

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова первой модификации и её полная разборка.

 

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова второй модификации.

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова второй модификации.

 

Не полная разборка винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова второй модификации

Не полная разборка винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова второй модификации.

 

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова второй модификации и её неполная разборка

Общий вид винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова второй модификации и её неполная разборка.

 

Отработка конструкторской документации, изготовление опытных образцов и их заводские испытания (с учётом повторных) заняли чуть более полугода. 26 ноября 1959 г. ГАУ МО в лице пом. председателя научно-технического комитета выдало задание научно-исследовательскому полигону стрелкового вооружения (НИПСВО) на организацию полигонных испытаний перспективных снайперских винтовок. При этом был определён куратор работ от ГАУ — опытный и грамотный офицер, ещё в послевоенные годы курировавший разработку автоматов под патрон обр. 1943 г., инженер-полковник B.C. Дейкин. 

Первым (11 декабря 1959 г.) о готовности к полигонным испытаниям отрапортовало ОКБ-575, уведомив ГАУ об изготовлении четырёх винтовок конструкции Константинова в двух исполнениях. Идеология построения винтовки 2Б-В-10, на которую сделал ставку Константинов, с позиций сегодняшнего дня кажется обыденной — уменьшить вертикальные возмущающие моменты, возникающие при выстреле. Для этого применён низкопрофильный газоотвод, а гребень приклада поднят до его уровня. Идея не революционная, но до того времени редко реализуемая. Правда, за это пришлось заплатить исключением возможности ведения стрельбы с помощью механического прицела при установленном оптическом, и разработкой складного стоечного прицела (на котором может монтироваться целик либо с диоптром, либо с прорезью) и складного основания мушки. 

Конструктивно винтовка очень проста и технологична в производстве. Характерными особенностями конструкции являются: ствольная  коробка, состоящая из двух штампованных половин (правой и левой), приклёпанных к фрезерованному вкладышу, в который запрессован ствол с арматурой (основание мушки, газовая камора, переднее опорное кольцо цевья с газовой трубкой, колодка прицела и заднее опорное кольцо цевья). К левой стороне ствольной коробки приклёпано основание для оптического (ночного) прицела. В нижней части ствольной коробки смонтированы пистолетная рукоятка управления огнём, предохранительная скоба, защёлка магазина и защёлка чеки приклада. На компактном прикладе смонтированы крышка ствольной коробки и направляющая возвратной пружины. К крышке ствольной коробки приклёпана выгнутая по её профилю пластина из берёзового шпона для обеспечения удобства прикладки. 

Устройство затвора и его деталей, а также принцип их действия аналогичны соответствующим деталям автомата Калашникова. Затворная рама очень простой формы представляет собой полуцилиндри-ческую деталь, внутри которой приклёпана стойка для размещения затвора и образован фигурный паз для взаимодействия с ведущим выступом затвора. К передней части рамы приклёпана рукоятка перезаряжания. 

Принцип работы агрегатно-съёмного ударно-спу-скового механизма такой же, как у автомата АК при одиночном огне. Передача импульса пороховых газов подвижным частям после выстрела осуществлена так же, как у карабина Симонова — посредством поршня со стержнем и толкателя. 

Цевьё состоит из двух половин — правой и левой, — которые фиксируются с помощью подвижного переднего упора цевья (выполненного заодно с газовой трубкой) флажком замыкателя упора. Винтовка не имеет газового регулятора, вместо него для обеспечения стабильности усилия экстракции гильзы в различных условиях в патроннике ствола имеются три полукруглых (радиусом 0,3 мм) канавки длиной 52 мм. Для винтовки разработаны магазины на 10, 15 и 20 патронов. Для повышения практической скорострельности винтовка оснащена затворной задержкой. 

Разборка винтовки для технического обслуживания даже с позиций современности очень проста — после отделения магазина и проверки на не заряженность отвернуть дульную гайку и отделить шомпол; нажав на защёлку чеки приклада, отделить чеку, взявшись за смонтированную на ней антабку (антабка, оставаясь при этом на ружейном ремне, страхует чеку от утери); движением назад отделить приклад с крышкой ствольной коробки и возвратной пружиной; отделить от ствольной коробки затворную раму с затвором сдвинув их назад; повернуть флажок предохранителя вниз и вынуть его из ствольной коробки вправо; нажав на спусковой крючок вверх извлечь сборку УСМ из ствольной коробки. 

Первая модификация винтовки (имеется в виду жизнеспособная версия, т.к. в процессе её отработки были изготовлены и испытаны на заводе 5 макетных образцов) родилась за месяц до рапорта о готовности к проведению полигонных испытаний. Однако после сборки двух образцов их масса оказалась на пол килограмма больше заданного ТТТ, и руководством ОКБ-575 было принято решение о срочной доработке конструкции. В итоге к 11 декабря была отработана техдокументация и изготовлены две «похудевшие» на полкило винтовки второй модификации, которые успешно прошли приёмо-сдаточные испытания. Эта хирургическая операция не затронула детали автоматики, усекновению подверглись приклад, крышка ствольной коробки (укороченная чуть ли не вдвое) и другие не очень ответственные детали. Кроме этого одна из винтовок получила четыре детали (две из которых колодка прицела и основание мушки), изготовленные из титанового сплава ВТ-5 вместо стали 50 позволившие выиграть ещё 77 г. Другим побочным, но положительным моментом «похудания» стало уменьшение общей длины винтовки на 45 мм. 

 

Общий вид винтовки ССВ-58 конструкций Драгунова

Общий вид винтовки ССВ-58 конструкций Драгунова.

 

 

Неполная разборка винтовки ССВ-58 конструкций Драгунова

Неполная разборка винтовки ССВ-58 конструкций Драгунова.

 

Общий вид винтовки ССВ-58 конструкций Драгунова и её полная разборка

Общий вид винтовки ССВ-58 конструкций Драгунова и её полная разборка.

 

Ижевский машзавод доложил в ГАУ МО о готовности к проведению полигонных испытаний 25 января 1960 г. Некоторая задержка в сроках произошла не по вине конструктора или завода, а по причине отправки четвёртого прототипа винтовки ССВ-58 на предварительные испытания в климовский НИИ-61 (предыдущие три проходили заводские испытания по своей программе). По получению отчётных материалов из НИИ-61 были собраны и прошли приёмо-сдаточные испытания два образца для полигонных испытаний, которые вместе с техдокументацией были высланы в адрес полигона. При этом в акте приёмо-сдаточных испытаний, несмотря на допуск к полигонным испытаниям, особо отмечены задержки в стрельбе при обезжиренных деталях по вине магазинов — заклинивание двух патронов в горловине при подаче очередного патрона. Был указан и путь их устранения — «... дефект устраняется путём увеличения глубины просечек с обеих сторон горловины магазина». 

Евгений Фёдорович Драгунов идеологию построения снайперской винтовки видел несколько иначе, чем Константинов. Изначально он переработал калашниковский узел запирания, добавив третий боевой упор, справедливо считая, что это позволит более равномерно распределить нагрузку от выстрела, уменьшив тем самым колебания системы. Поворотный затвор калашниковского типа (запирается влево тремя боевыми выступами) получил блокировку ударника для исключения инерционных наколов капсюля. Конструктивно она была реализована выступом на хвосте ударника, вырезом на хвостовике затвора, поперечным и продольным пазами на внутренней поверхности затворной рамы (боёк мог выйти за зеркало затвора только при полном запирании — для обеспечения безопасности при досылании патрона). А так же демпфирующую пружину для обеспечения безопасности в момент запирания и при поломке выступа ударника. 

Газоотводный двигатель у Драгунова получился ещё более низкопрофильным, чем у Константинова за счёт уменьшенного диаметра поршня, но не менее эффективным за счёт передачи энергии пороховых газов от поршня к затворной раме вместо двухзвенной конструкции как у константиновской 2Б-В-10 и симоновского С КС (шток поршня — толкатель — затворная рама), одним длинным толкателем, исключив таким образом одно соударение промежуточных деталей. И тому была причина — верхняя часть затыльника приклада ССВ-58 расположена ниже оси канала ствола, поэтому избежать подброса ствола вверх под воздействием отдачи не представлялось возможным (хотя введение двухпозиционного газового регулятора несколько сгладило эту ситуацию). Пришлось как только было возможно снизить влияние на него хотя бы опрокидывающего момента сил, возникающего при начале работы газоотводного двигателя. 

Кроме отмеченного недостатка приклада, имеющего заниженный относительно ствола гребень, имелся и немаловажный плюс такой конструкции — обеспечивалась возможность стрельбы с использованием механического прицела при установленном оптическом, или возможность юстировки оптики относительно механики. Как говорится — худа без добра не бывает, а многофункциональные вещи это всегда компромисс. Для обеспечения точного прицеливания Евгений Фёдорович попытался внедрить в отечественный армейский образец диоптрический прицел секторного типа, который расположил на крышке ствольной коробки. Как было указано в описании ССВ-58 — «Точность стрельбы с кольцевым прицелом по ясно видимой цели в условиях нормальной освещения мало уступает стрельбе с оптическим прицелом». Ударно-спусковой механизм с предупреждением также должен был способствовать точной стрельбе. 

Ещё одной отличительной особенностью ССВ-58 была конструкция приклада ортопедического типа — достаточно жёсткого, но лёгкого и эргономичного. Здесь как в поговорке — « Ружьё стреляет, а ложа попадает». Такая конструкция приклада впоследствии получила имя создателя, став техническим термином во всём мире - Dragunov style. Но на этом этапе приклад ещё не доведён до совершенства: антабка для ружейного ремня крепится шурупами и не предполагается использования «щеки» на гребне приклада при стрельбе с оптикой. 

Цевьё и расположенная над ним ствольная накладка крепится на винтовке с помощью наконечника, поджатого гайкой вращающейся по резьбе в средней части ствола. Сам ствол с осевым натягом ввинчен в жёсткую фрезерованную ствольную коробку, на левой стороне которой, фрезеровкой выполнено посадочное место прицелов (оптического или ночного). Такая конструкция если и не улучшила точностные характеристики винтовки, то наверняка должна была способствовать их сохранению в процессе эксплуатации. Крышка ствольной коробки фиксируется «фирменным» калашниковским способом с помощью пятки фиксатора возвратного механизма входящей в прорезь тыльной стенки крышки. Винтовка оснащена магазинами на 10 патронов, а для повышения практической скорострельности — затворной задержкой.

Неполная разборка (после отделения магазина и проверки на незаряженность) производится в следующем порядке: нажав на пятку возвратного механизма движением вперёд-вверх отделить крышку ствольной коробки с возвратным механизмом; сдвинув назад затворную раму с затвором движением вверх отделить их от ствольной коробки; по АК-шному принципу отделить затвор от рамы; повернув предохранитель вверх, движением вправо отделить его от ствольной коробки, после чего становится возможным отделение сборки УСМ движением вниз-вперёд. 

В целом, даже невооружённым глазом видно, что по простоте конструкции и удобству обслуживания винтовки Константинова и Драгунова очень близки. Но винтовка Константинова всё же была несколько проще. Евгений Фёдорович с некоторыми механизмами немного перемудрил (значительно сложнее возвратный механизм, да и наличие блокировки ударника не упростило конструкцию). Итак, после всех перипетий, не дожидаясь готовности симоновского образца, 26 января полигонные испытания стартовали.

А как же Симонов? Предварительные испытания винтовок СВС конструкции С. Г. Симонова, их доработка, изготовление двух образцов для полигонных испытаний и приёмо-сдаточные испытания были закончены в конце января. А 2 февраля НИИ-61 отрапортовал ГАУ МО о готовности СВС к проведению полигонных испытаний. Запоздание СВС объяснили результаты заводских испытаний — её пришлось «лечить» аж от четырёх видов задержек, связанных с подачей патрона и экстракцией гильз. Три из них вроде бы удалось победить (на приёмо-сдаточных испытаниях в объёме всего-то 180 выстрелов на ствол они не проявились), а вот с четвёртой всё оказалось не так просто.

Недоработанность магазина НИИ-61 попыталось исправить, «нагнув» патронную отрасль — «... для полной ликвидации не продвижения патрона из магазина необходимо производить наложение фаски 0,1-0,2 мм на закраине гильзы патрона, как это делалось для винтовки СВТ». Вывод же о якобы нечувствительности автоматики к изменению условий эксплуатации и вовсе стал для специалистов полигона откровением. А дело в том, что в 1957 г. на полигоне проходили испытания автоматов Симонова, имевших аналогичную конструкцию и показавших абсолютно провальную безотказность. Но, как говорится, утро вечера мудренее. Кстати, как и у автомата, кажущаяся простота конструкции обернулась очень непростыми приёмами разборки-сборки. 

 

 

Общий вид винтовки СВС конструкции Симонова

Общий вид винтовки СВС конструкции Симонова.

 

Неполная разборка, винтовки СВС конструкции Симонова

 

Неполная разборка, винтовки СВС конструкции Симонова.

 

Неполная разборка, винтовки СВС конструкции Симонова

 

Полная разборка, винтовки СВС конструкции Симонова.

 

Схема работы автоматики винтовки с коротким ходом поршня конструктивно реализована очень необычно — давление пороховых газов передаётся на стебель затвора посредством газового поршня, штока и его замыкателя (выполняющего к тому же роль рукоятки перезаряжания). На штоке размещена пружина (в свободном состоянии её длина составляет 1050 мм (!)), выполняющая роль возвратной и для газового поршня, и для стебля с затвором. Управление моментом разблокировки штока и стебля при откате (и последующая их блокировка) производится принудительно поперечно двигающимся замыкателем, взаимодействующим с выступами со скосами на левой (правой) стороне ствольной коробки. Запирание канала ствола осуществляется перекосом затвора вниз, но в отличие от СКС с помощью скосов на внутренних поверхностях стенок ствольной коробки.

Винтовка имеет двухпозиционный газовый регулятор, дульный тормоз, затворную задержку и пылезащитный щиток. В стебле затвора размещена войлочная прокладка для смазки подвижных частей. На верхней части курка имеется ролик, предназначенный для уменьшения трения между курком и затвором. На задней стенке спусковой скобы смонтирован флажковый предохранитель. Фиксатор магазина смонтирован на левой стенке ствольной коробки (при отделении магазина утапливается влево). Конструкция механического прицела копирует прицел СКС.

Казалось, что конец работам уже близок. Пройдут два-три месяца, отведённые на испытания, и счастливый победитель пожнёт «лавры успеха». Никто и предположить не мог, что до финала этой истории ещё три долгих и трудных года. Но об этом мы расскажем позже. 

 

Тактико-технические характеристики винтовок

Характеристика

Винтовка 2Б-В-10

ССВ-58

СВС

Масса винтовки без оптического прицела и магазина, кг

3,585/3,650

3,365/3,330

3,260/3,385

То же с оптическим прицелом и магазином на 10 патр., кг

4,355/4,420

4,130/4,115

4,135/4,260

Масса подвижных частей с учётом штока и толкателя, кг

0,483/0,445

0,497/0,497

0,658/0,656

Общая длина, мм

1123/1120

1162/1164

1150/1163

Длина ствола, мм

700

650

620/650

Длина прицельной линии, мм

650

855

595/623

Усилие спуска, кг

1,5/1,6

1,2/1,1

2,6/1,9

Начальная скорость пули со стальным сердечником, м/с

840

855

840/850

Прицельная дальность стрельбы (с механическим прицелом), м

800

800

800

 

Источник: www.kalashnikov.ru

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.