Сайт об оружии и стрелковом спорте
Пожалуйста, авторизуйтесь

10 вопросов: Джули Голоб

Она завоевала 127 национальных и международных титулов, стреляя из пистолетов, револьверов, ружей и винтовок.

Жена и мать двух дочерей, установившая четыре мировых рекорда.

Ветеран и Спортсмен года армии США, самый счастливый момент жизни у которой – рождение первой дочери.

Автор двух книг и бесчисленного количества статей, участвовавшая в соревнованиях на шести континентах, которая любит проводить время на кухне, пробуя, а затем публикуя новые рецепты.

Это Джули Голоски Голоб (Julie Goloski Golob), и она не обычный стрелок, которого вы видите на стрельбище субботним вечером, хотя... вы можете встретить её и там.

И если встретите – на случай, если вы до сих пор этого не поняли – вам не захочется с ней соревноваться. Ни в стрельбе, ни в чём-либо другом, если уж на то пошло.

 

 Julie Goloski Golob

Джули Голоб стреляет упражнение Steel Challenge на Чемпионате мира по скоростной стрельбе.

 

Выросшая в штате Нью-Йорк, Голоб ходила за своим отцом, впитывая советы по охоте, стрельбе и соревнованиям, и, в конце концов, сама взяла в руки оружие. Её врождённая способность к стрельбе, вместе с любовью к соревнованиям, быстро привели её в мир стрелкового спорта и подняли на самую его вершину.

Но вместо того, чтобы почивать на лаврах, Голоб стала послом стрелкового спорта, участвуя в таких телевизионных шоу, как «Top Shot», давая интервью и публикуя статьи, защищая права на владение оружием как «Мама NRA».

Недавно мы смогли поговорить с Голоб о её успехах.

 

Когда вы в первый раз выстрелили из ружья?

Я не стреляла до того, как стала подростком. Всю мою жизнь я провела в мире охоты и стрельбы и сколько себя помню всегда ходила на стрельбище вместе с отцом, но никогда не стреляла сама, пока не решила, что хочу. Меня никогда не принуждали; это никогда не было тем хобби, которым отец заставлял меня заниматься. Это было полностью моим желанием.

Но если честно, меня вдохновляли. Я была со своим отцом на всех соревнованиях. Он участвовал во всех матчах IPSC (Международная конфедерация практической стрельбы) и USPSA (Американская ассоциация практической стрельбы), проводившихся поблизости и у меня был шанс увидеть многих лучших в мире стрелков, они стали моими звездами.

Я повстречала Роба Литама (Rob Leatham), Дага Кенига (Doug Koenig) и Джерри Микулика (Jerry Miculek). Раз в год они появлялись в нашем местном стрелковом клубе и проводили крупное соревнование, и я знала, что хочу стать такими же, как они. Были там и другие женщины – Кай Микулик (Kay Miculek), Киппи Литам (Kippi Leatham) - и все они вдохновляли меня, показывая, что женщины могут стрелять наравне с мужчинами.

У всех у них была эта красивая спонсорская форма (вы думаете, что сейчас мы надеваем яркие рубашки? Мой бог, по настоящему яркой форма была в 80-е и 90-е!), и это были люди, которых я уважала. Это были спортсмены, на которых я хотела быть похожей.

 

Расскажите нам о вашем самом лучшем выстреле.

Есть один эпизод, о котором я вспоминаю даже спустя все эти годы. Это произошло в 1999 году на чемпионате мира World Action Pistol Championship в Новой Зеландии, и я стреляла по движущейся мишени. Окно для стрельбы было всего 18 метров, а на выстрел – всего шесть секунд. Это был как раз момент нахождения в зоне. Я не только прекрасно стреляла, но и хорошо себя чувствовала – да, я нервничала и всё такое! Но я помню, как каждый мой выстрел попадал в мишень именно так, как я хотела, каждый раз. Но это происходит так редко.

 

Джули Голоб на чемпионате World Action Pistol Championship

Голоб на чемпионате World Action Pistol Championship.

 

Люди думают, да это должно происходить каждый раз. Так бывает со стрелками-олимпийцами, который снова и снова выполняют одно и то же упражнение, но с теми, кто участвует в нескольких дисциплинах, с такими разными мишенями, уникальными стрельбищами этот момент... я всё ещё помню его. Я пытаюсь это повторить. Каждый раз, когда участвую в матче Бианчи и с движущимися мишенями, или когда нахожусь под сильным давлением, я говорю себе, всё нормально, у тебя уже это получалось. Ты точно сможешь сделать это снова.

Даже если вы состязаетесь только на местном уровне, этим стоит заниматься. Подобное возбуждение тяжело получить в каждодневной рутине.

 

Какой момент в вашей жизни был самым счастливым?

Стать мамой в первый раз. Это было потрясающе. Стать родителем... этого нельзя объяснить тому, у кого нет детей. В момент, когда это происходит – меняется всё в мире вокруг вас. Это был единственный раз в моей жизни, когда я изменилась мгновенно.

Все эти вещи, на которых я зацикливалась...  внезапно всё это стало неважно. У вас появляется этот маленький человек, о котором вы заботитесь. И это действительно потрясающе. Раньше я беспокоилась о результатах. Это было частью моего мира. Соревнования были всем для меня. Но потом я стала мамой, и отношение изменилось: OK, соревнования - это прекрасно, они делают меня лучше, мне это нравится, я продолжаю любить всё, что связано со стрельбой, но теперь картина стала шире. Мир окрасился в другой цвет.

 

Встречались ли вы с мужчинами, которые считали, что им нужно вам что-то доказать?

Конечно. Это редко происходит на стрельбище, где я появляюсь в форме с парой десятков разных эмблем. Но когда я захожу в оружейный магазин, или стреляю в обычной одежде со своим мужем, появляются парни, не знающие, чем я занимаюсь, которые всегда очень удивляются, когда видят, что я понимаю, о чём они говорят.

Иногда, в подобной ситуации, когда я чувствую, что имею дело с кем-то высокомерным, я стараюсь его развеселить и сделать ситуацию непринуждённой. Потому что если я буду стараться доказать то, что я думаю, что люди должны думать обо мне, начнётся спор. А это никогда не приносит результата.

 

Так как вы справляетесь с подобными ситуациями?

Юмор и смех – вот что заставляет людей говорить и думать свободнее. Я начинаю шутить. Иногда, если это не срабатывает, а просто ухожу. Но такие ситуации действительно происходят, и это расстраивает, потому что ощущение того, что женщины так далеко продвинулись, всё это равноправие, феминизм, а потом происходит подобное. Этот парень просто не уважает меня и то, что я могу сделать. Хотя нередко женщины сами виноваты, потому что сразу начинают что-то доказывать и думать, что всё знают. Мы все можем чему-то научиться друг у друга.

 

Как вы справляетесь с отдачей? Если вообще всё ещё её ощущаете.

Я смотрю на неё с научной точки зрения. Я знаю, что каждое оружие отличается, так что знаю, что если собираюсь стрелять из .22 калибра, то могу изменить хват и стойку, они не должны быть настолько агрессивными, я могу сделать это немного по-другому, но если я знаю, что будут стрелять из очень мощного оружия, например .44 или .460, то должна прилагать усилия и изменить что-то физически, чтобы справиться.

 

Что, по вашему мнению, стало самым большим изменением в стрельбе?

 

Благосклонное отношение. Когда я начинала заниматься стрельбой с моим отцом, на севере штата Нью-Йорк это было то, о чём не разговаривали вне семьи. Мы об этом никому не рассказывали. Да, были журналы и небольшие публикации, но это был малоизвестный вид спорта.
Сейчас всё изменилось. Всё доступно в Интернете или по телевидению. По сравнению с 90-ми это поражает.

 

Джули Голоб между раундами в матче 3-gun

Голоб между раундами в матче 3-gun.

 

И почему это происходит?

Культура изменилась. Люди больше хотят попробовать что-нибудь захватывающее и ищут способы. Возможно, они не встанут на скейтборд и не прыгнут с тарзанки. Но если вам от 25 до 50, стрельба – вот что может заставить вас выйти на улицу и получать от этого удовольствие и ощущение личностного роста. Даже если вы соревнуетесь на местном уровне – этим стоит заниматься. Подобное возбуждение трудно получить от каждодневной рутины.

 

Закончите предложение: Идеальное оружие для меня – это...

Трудно сказать, ведь оружие для меня – инструмент. Я смотрю на него не так, как многие, потому что очень много стреляю и выступаю в самых разных дисциплинах. Мне нравится все, от старых мушкетов до AR-15. Так что для меня это трудный вопрос.

Думаю идеальное для меня – оружие, из которого я могу хорошо стрелять и с которым мне удобно. С ним я могу пойти и повеселиться на стрельбище, с ним я могу победить в соревновании, с ним я могу защитить себя. Вот идеальное для меня оружие.

 

Почему противники оружия не признают этого? Почему они не понимают?

Думаю, это склад ума. Различия в ярких ощущениях личной свободы у людей, владеющих оружием. Противники оружия ощущают себя комфортно, укрывая всех одним одеялом, от этого им тепло и уютно. Но под таким комфортным одеялом другие могут начать задыхаться. Но противникам оружия всё равно. Это настолько эгоистичный взгляд – думать, что все проблемы в мире может решить отказ от оружия. Это утопия, которая никогда не будет работать.

И я думаю, что владельцы оружия и люди, ценящие свободу, хотят жить по-своему. Это фундаментальное отличие. Все эти анти-оружейные мамочки, которых я встречаю, хотят, чтобы каждый их день был похож на другой, хотят делать одно и то же. Они как наседки. Не хотят отличаться.

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.